ВАЛЕРИЙ КИБАЛЬНИК - музыка лечит душу... Поиск по сайту:

Мемуары, воспоминания очевидцев, история Кубани в лицах, годы коллективизации и раскулачивания.

История рода (родословная).

20. Сухумский техникум.

Прошло немного времени и выяснилось, что наш Гагринский сельхозтехникум из совхоза-техникума переводится в Сухуми и сливается с вновь организованным сельхозтехникумом на берегу реки Келосури. Этот техникум «Сухумский техникум субтропических культур» новый, отроду два года, расположен на берегу горной реки Келосури, на небольшой территории в виде террасы между обрывом к реке и горным массивом шириной 100 метров и длиной около 500 метров. В качестве реликвий, остатков от помещика остался дом двухэтажный, довольно просторный для одного, потому что там разместилось шесть семей преподавателей. Длинный корпус в 30 метров длинной (в 20 метрах от дома), в котором разместились столовая с кухней, а вторая половина были складскими помещениями. Да еще небольшой барачного типа дом, вытянутый вдоль обрыва к реке, где проживало 8 семей рабочих людей. Всё остальное было вновь построенное. В центре учебный корпус в три этажа, причем третий этаж был по центру в виде башни. Это была большая комната, которая в основном использовалась, как комната приезжих – гостиница для временного пребывания членов всевозможных курсов, артистов и прочих временщиков.

На первом этаже размещалась контора и еще пять классных комнат и в конце  к югу небольших две комнаты санчасти. На втором этаже было восемь просторных классных комнат, где проходили занятия со студентами.

От середины главного корпуса на запад отходило ответвление в виде буквы «Т», в его корпусе на первом этаже был спортзал, а на втором зрительный зал на 200 мест и нижняя часть буквы Т была не достроена, стояли только кирпичные стены. К северу от учебного корпуса в 30-40 метрах стояло общежитие студентов в два этажа, в котором размещалось 300 человек.

К северу от общежития был хоздвор, в котором была пара лошадей, одна автомашина и еще кое-что. Там же стоял барак, в котором размещались рабочие, которые когда-то стоили техникум.

К западу от этих строений чуть на пригорке в 20 метров высотой на площади в 2 га росли сравнительно молодые мандарины. Очевидно, хозяйской еще посадки. Между усадьбой техникума, которая обнесено деревянным забором и мандариновым садом проходила дорога от основной магистрали побережья в горы. Внутри усадьбы вдоль забора росли ряд черешень, десятка два,  и розы – это тоже остатки старины глубокой. Мы этими черешнями лакомились, а розы дарили девушкам. Вдоль общежития и учебным корпусом проложена асфальтированная дорожка, на которой после подъёма по сирене студенты выстраивались на утреннюю зарядку. Между учебным корпусом и общежитием размещалась спортплощадка с волейболом и баскетболом, турником, трапецией и другими спортсооружениями.

От дома, в котором размещались семьи преподавателей, вниз к центральной шоссе-трасе, как бы на самой нижней террасе небольшая площадь в 1.5 или  2 га.  У самой дороги в углу этого квадрата стояло здание, в котором к дороге помещался магазин и парикмахерская, а со стороны территории техникума свободная столовая типа ресторана для всех проезжих и желающих. На этой площадке с  запада ограниченной забором и с восточной рекой мы (в том числе и я) посадили парк.

Породы были разные: эвкалипты, сосны, ели, тополя, тунговое дерево, туя, самшит и другие. По самому берегу реки росли сосны и туи один ряд 10-15 летнего возраста, где часто влюбленные парочки студентов сидели, опустив ноги в обрыв, любовались и собой, и природой, при шуме воды в реке «считали на небе звёзды». Это было такое романтическое место, что я просто не мог не вспомнить о нем. Я, правда, на свидание туда не ходил, так как еще не вкусил прелести встреч с любимой, да и некогда было, весь был погружен в учебу. А вот Ковалёв Васька из третьего курса часто назначал встречи с Бархударовой Зиной (дочкой знаменитого в Сухуми врача). Это была горячая, страстная любовь, которая только может быть в юности. Она чуть не окончилась трагедией. Когда она почувствовала, что Васька хочет ее бросить, она грозила броситься в реку с обрыва, если он оставит её. Все обошлось хорошо, они поженились.

Из преподавателей Гагринского сельхозтехникума переехал в Сухумский только один - Соколов Феодосий Николаевич. Остальные преподаватели, в том числе и директор Пачев, остались в Гаграх и разбрелись кто куда. Техникум, как я узнал через несколько лет, передали колхозу, превратив его в бригаду, хозяйство пришло в упадок, запустение. А было хозяйство образцовое. И, как выяснилось в дальнейшем, причиной безжалостной ликвидации Гагринского совхоза-техникума было то, что какой-то чинуха из центра Абхазии Сухуми написал Пачеву записку: «Выдай предъявителю этой записки свинью с поросятами». Пачев запротестовал, отказал, не взвесив величину этой чинухи, и не сумел оценить, чем это могло окончиться. Не мог представить, что каприз одного влиятельного человека может причинить такую трагедию большому, слаженному коллективу преподавателей и студентов. Как часто карьерист-эгоист губил судьбы многих людей.

Из студентов моего (теперь уже второго курса) переехали не все из 30 человек, переехали только 10. Это: я, Пиданов (или Пидошов) Павел, Якович Николай, Кузьминов Шурка, Гобечия Григорий, Какулия (или Какуния) Илья, Варвашьян Сергей, Джанония Володя, Рябуха Иван (третьегодник), Лиланас. (Перечисляю их фамилии потому, что они в дальнейшем будут встречаться.) Из третьего курса переехало только несколько человек.

Сухумский техникум субтропических культур имел три факультета (отделения): плодоводства, эфиромасличных культур и декоративный. Последние два в дальнейшем слились в один – декоративный. Я попал в плодоводческое отделение и все мои товарищи из Гагринского техникума. Таким образом, из оставшихся Гагринцев и небольшого второго курса сухумского образовалась группа (класс) из 36-ти человек, в том числе и девушек. В то время в техникуме было три курса: первый второй и третий. Четвертого еще не было.

Материальные условия резко отличались от условий Гагринского совхоза-техникума. Там мы сами себя кормили, т.е. употребляли продукты, что производили сами. Денег – стипендии на руки не выдавали, а кормили 3 раза в день, хоть и не очень обильно, но жить было можно. Добавляли, конечно, кто как мог. Кто подрабатывал  на каникулах, как я и другие, кому родители помогали.

В Сухумском техникуме другое дело. Выдавали нам стипендию на руки по 60 рублей в месяц, и расходовал их каждый  по своему усмотрению. В техникуме была столовая, которая готовила только обеды из трех блюд. Стипендии хватало только на обед, так как он стоил 1руб. 25коп – 1руб. 50к. Я обычно брал одно первое или второе. А на завтрак и ужин  покупал в магазине хлеб и повидло или конфеты и чай. Тут ремень подтягивать пришлось больше, чем в Гагринском техникуме.

Из Гагров через два месяца ко мне в техникум приехала и сестра Вера. В техникуме она работал на стройке (еще продолжал строиться учебный корпус.) Сначала она жила в бараке, а потом ей дали комнату в здании против учебного корпуса, которое представляло в виде склада и столярной мастерской, а на втором конце его было две однокомнатных квартир, одну из которых заняла Вера. Ей в ту пору шёл шестнадцатый год. Она была невысокого роста, полненькая (несмотря на скудное питание), веселая, шустрая, трудолюбивая. Она понравилась своим подругам по работе и дружно с ними жила и работала.

-------------------------------



Внимание! Авторские права защищены ©Кибальник В.Г. 2011.
Воспроизведение данного материала возможно только с указанием гиперссылки kibber.ru , а также имени и фамилии автора.
Изменение, переработка, издание , продажа или любой другой вид использования матриала запрещены.
Хиты: 727, 2
статистика