ВАЛЕРИЙ КИБАЛЬНИК - музыка лечит душу... Поиск по сайту:

Судьбы детей раскулаченных в мемуарах участников событй .История Кубани в начале 20-го века.

История рода (родословная).

14. Дом родной – тюрьма. Кутовые. Дуся и Ваня у Заднепровских.

Папа после побега с Услабинской тюрьмы стремился попасть к Дусе, но другим путем – через Дядьковскую, чтобы зайти в хутор с другого конца, минуя сельсовет. Он дошел Безъязычного, где  его ночью обнаружили (те же Букша и Буря) и посадили в тюрьму уже на хуторе Журовке. В тюрьму, которая была в нашем родном доме. Двадцать человек, в том числе и папа, помещались в двух комнатах, на соломе,  насланной на полу. Под охраной часового. Думаю, что читатель может представить, каково было папе сидеть в тюрьме в своем родном доме, в котором прошло детство, юность, создана была семья, т.е. прожил в нем он тридцать лет. Можно полагать, какие «благодарности» он посылал в адрес Советской власти и коммунистов, проклиная свою судьбу.

Тетя Устя ходила по ночам на поле, приносила свеклу сахарную, варила и каждый день приносила им по ведру. Этим они и жили. В числе охранников был и Яша Кутовой.

О Кутовых. Приехали они из Сибири после революции сразу, два брата Емельян и Иосиф. Емельян женился на сестре Лелюка Степана. Поселились они в головах  на отрезках от нашего огорода, плана, которые были на излучине реки. У Емельяна было двое детей: Яков и Мария, а у Иосифа  было трое: Николай, Аня и Ульяна.

Яшка ходил в школу разом со мной, он был на два года старше. Сидели мы на одной парте и жили дружно, были друзьями с 1 по 4 класс. А теперь он охранял в тюрьме моего отца. Забегая вперед, по той охране он на много позже, через 38 лет мне рассказывал, когда мы с моей женой Тасей  были у них в гостях в его большом доме в Тихорецке. Рассказывал он об этом с определенным смаком, хотя Люба, его жена, прерывала его, поняла, что мне это неприятно слушать.

 

В 1931 году начался голод. Особенно он разразился на Кубани. Начавшие робко и неумело свою деятельность колхозы произвели хлеба мало, и тот было приказано сдать государству. Приказано сознательно или умышлено, но хлеба в колхозах в распоряжении колхозников не осталось. В райкомах, крайкомах сидели, наряду с истинными коммунистами, и скрытые саботажники. А эти «истинные», как бравый солдат Швейк, тупо и безоговорочно исполняли приказы свыше, не думая о людях, о завтрашнем дне.

Как бы то ни было, а люди уже голодали. Ваня и Дуся переехали к Заднепровским, пока не работали. У Заднепровских своя семья, малые дети: Секлита, Николай и Маруся. Запасов особых не было, и к зиме уже голодали в буквальном смысле этого слова. Поле запорошило снегом, и Ваня с Дусей ходили по кукурузному полю, находили мышиные норы с запасами зерна, отрывали, а в каждой норе было полстакана зерна. И так за день они «добывали» по 2-3 кг, отнятой у мышей кукурузы, варили и этим «питались».

К весне на хуторе Беднягине  организовался свинсовхоз, в котором они устроились на работу. Брали только проверенных, истинных «пролетариев», поэтому пришлось скрыть своё происхождение и выдать себя за таковых. Тут Ваня работал подводчиком, а Дуся свинаркой. Питались хоть и свинячим кормом, но это был корм (каша из молотого ячменя) и можно было жить.

Ваня и Дуся от Заднепровских перешли в хату, которая пустовала. В такое время и сараю были рады.

-------------------------------



Внимание! Авторские права защищены ©Кибальник В.Г. 2011.
Воспроизведение данного материала возможно только с указанием гиперссылки kibber.ru , а также имени и фамилии автора.
Изменение, переработка, издание , продажа или любой другой вид использования матриала запрещены.
Хиты: 622, 2
статистика